Главная » Новости » Бестселлеры сентября

Сентябрь подарил любителям почитать новые достойные внимания книги

«Комментарии» рассказывают о том, какие произведения больше всего заинтересовали ценителей литературы.

 Маріо Варґас Льйоса. «Скромний герой» 

Х.: Фоліо, 2014 

На самом деле в этом романе Марио Варгаса Льосы скромных героев трое. Провинциальный бизнесмен Фелисити Янаки получает письма от рэкетиров с изображением паучка, но, понимая, что это шантаж, категорически отказывается соглашаться с требованиями шантажистов. Поняв, что потомки-бездельники только и мечтают о его смерти, старый богач Исмаэль Каррера воплощает в жизнь план безжалостной мести. Его адвокат — дон Ригоберто — по профессиональным причинам оказывается вовлеченным в оба несчастья, которые определенное время существуют параллельно и пересекутся ближе к финалу. Все мужчины — честные, трудолюбивые и законопослушные граждане, но когда каждый из них оказывается перед выбором — покориться обстоятельствам или, несмотря ни на что, бороться до конца, — они выбирают второй вариант. И наконец выпутываются из паутины лжи, которую много лет плели их самые близкие люди — жены, дети, любовницы, друзья.

Перуанский писатель в известной мере и сам подобно хитрому пауку плетет интригу, устраивает ловушки персонажам, водит их окольными путями и до последнего момента не называет преступников, чтобы главные герои романа проявили и свои лучшие черты, и неприглядные стороны, так как в каждом из них намешано всего понемногу. В принципе, достаточно воспоминания, подслушанной реплики, косого взгляда, чтобы их тщательно выстроенное благополучие развалилось, как карточный домик. И нужно обладать незаурядным мужеством, утверждает Льоса, чтобы из драмы, которая часто оборачивается фарсом, скромные герои выходили пусть и потрепанными, но в целом непобежденными.

 

Анджей Стасюк. «Галицькі оповідання»

Л.: Видавництво Старого Лева, 2014 

Юзек не спеша ремонтирует последний трактор, оставшийся в колхозе. Косцейный, как всегда, забивает скот, а когда начинает подозревать жену в измене, так же спокойно убивает соперника. У Бабки сгорает дом, в который попадает молния. Рыжий Сержант, будучи неверующим, идет к ксендзу за советом. Усталую барменшу постоянно навещает привидение.

 «Галицкие рассказы» Анджея Стасюка — это пятнадцать историй о жителях Восточной Польши начала 1990‑х. Крестьяне, зависшие в пограничье и в безвременье, живут, практически не ощущая, что социалистическая система уже умерла. Разве что замечают некоторые приметы нового быта: исправные комбайны у соседей-словаков, виски, которое Владек привозит в приватизированный им киоск. Руководствуясь принципом «каждому по потребностям, от каждого по возможностям», они трактуют этот быт по‑буддистски: поскольку их возможности незначительны, то и потребности минимальны. Избавившись от иллюзий и желаний, они наслаждаются нирваной неизвестности — свободные, как птицы, невидимые, как боги.

Несмотря на то что подобный материал весьма соответствует «трэш-реализму» с его вниманием к низменному, уродливому, грязному, автор принципиально выбирает другой стиль письма: элегантный, интеллектуально насыщенный, с ощутимым тяготением к мифологизации будничных жестов. Чем-то он напоминает стиль Бруно Шульца, но Стасюк все же придерживается почвы, обходясь без фантазийных элементов, эксцентрики и символических аномалий.

 

«Запрошення на Цитеру»

К.: Комора, 2014 

В книге «Запрошення на Цитеру» — шесть беллетризованных биографий, и все они интересны не только центральными персонажами, но и авторами. О Франсуа Вийоне историк, писатель-модернист и шпион В. Домонтович рассказывает убедительно, как добрый друг, который постоянно был рядом с этим разбойником, грабителем и великим поэтом Средневековья и лично следил за его приключениями. А вот интонация текста «Алина и Костомаров» ироничная, местами почти издевательская. В. Домонтович явно насмехается над экзальтированным учителем, неуклюжим денди и капризным женихом, который, завязав нежные отношения с юной девушкой, смог привести их в порядок лишь через три десятилетия. С этим произведением тематически перекликается рассказ «Постріл» Валерия Шевчука, где изображена крымская встреча Костомарова и Амвросия Метлинского: последний был в отчаянии от того, что хотел выразить нечто как поэт, но не мог — не хватало таланта. Зато «Глухівська пані» Юрия Косача — это скорее историческая повесть о захвате Екатериной II казацкой республики, нежели биография вдовы гетмана Скоропадского Насти, которая «тим, хто роздирали жупани за Неньку, не вірила — знала чимало їх, патріотів, що перші бігли по цареву ласку й готові були продати брата й батька за сяку-таку маєтність». Объективированный, сильный текст, в котором показана суть имперской политики в отношении Украины. За 75 лет со времени написания он не только не утратил актуальности, но и стал еще убедительнее.

 

 

Джуліан Барнз. «Рівні життя»

К.: Темпора, 2014 

Соединение художественного повествования с документальным материалом — метод не новый, но в «Уровнях жизни» Джулиан Барнз сделал это образцово. На первом уровне — галерея летающих существ: от пернатых и ангелов до людей, успешно бросивших вызов земному притяжению. А именно пионер воздухоплавания Феликс Турнашон — энтузиаст и умелый коммерсант, готовый втиснуться в любой аппарат, который поднял бы его над землей. Второй уровень образовали любители аэронавтики Сара Бернар и Фред Бернаби: парение в небесах обеспечивало актрисе необходимую рекламу, а полковник благодаря этому привлекал внимание театральной звезды. Третий уровень — и это неожиданный кульбит! — авто­биографическая драма самого писателя, жену которого после тридцати лет счастливого брака унесла тяжелая болезнь.

Благодаря контрасту — суховатым, отстраненным историям героев, которые больше всего на свете стремились к свободе и по разным причинам стали увлекаться полетами, и предельно интимному повествованию о том, что терзает лично автора, — скромный по объему роман производит мощное впечатление. Барнз, получивший признание благодаря своей способности подмечать микронные детали и делиться точными выводами, на сей раз переключил регистр на другой, исповедальный, уровень, где есть место и оголенному нерву, и красивому слову, и вещам вполне тривиальным. Ибо любовь — как он уверяет, — не только окрыляет, но и просто позволяет дышать.

 

Макс Кідрук. «Жорстоке небо»

Х.: КСД, 2014 

Лайнер Аронов «ААРОН 44», который приобрела компания «Франс Континенталь», в силу ряда причин и, похоже, по вине авиадиспетчеров разбивается при посадке. Компании-заказчику необходимо установить истину — от этого зависит, будет ли она покупать и дальше эти самолеты. Задача конструкторского бюро-исполнителя иная: доказать, что с инженерными параметрами все в порядке, так как конкуренция на рынке жесткая. Однако 49 погибших — весомый аргумент против украинско-французского сотрудничества. Руководство конструкторского бюро отправляет в Париж менеджера отдела маркетинга Диану Столяр, отец которой возглавлял коллектив разработчиков. Логика такова: после рождения двоих детей она не станет лезть, куда не просят, мало что поймет, так как будет все время думать о сыновьях и прежде всего защищать доброе имя покойного отца. Однако характер матери-одиночки оказался не таким, как предполагало руководство КБ.

В отличие от «Бота» и «Твердыни» в «Жорстокому небі» Макс Кидрук обошелся без намека на мистику и какие-либо сверхъестественные силы. Это технотриллер в дистиллированном виде, где кроме сюжета важны именно технические подробности. И их здесь более чем достаточно. Особенности моделей аэробусов, диспетчерская «кухня», параметры взлетных полос, порядок расчета топлива на один рейс, характеристики устройств описаны столь ярко, что читателю кажется, будто он сам является большим знатоком темы. Если кому-нибудь придет в голову спросить, что такое предстартовый checklist или о чем говорит пилоту аббревиатура SHSN, читатель Кидрука ответит без труда.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть войти в Чтобы оставить комментарий.