Главная » Новости » Каныгин об убийстве Бабченко: Это террористический акт в отношении журналистского сообщества и России, и Украины

Убийство российского журналиста Аркадия Бабченко – это террористический акт в отношении журналистского сообщества как России, так и Украины, заявил в Facebook журналист «Новой газеты» Павел Каныгин.

«Те, кто пишет сейчас, что никакой опасности он не представлял, про «сакральную жертву» накануне важного события – чемпионата мира, про вот это вот «дискредитировать [президента России Владимира] Путина, которому невыгодно» – господи, какие же они трусливые г…ндоны. За 18 лет «невыгодных Путину убийств» не найден заказчик ни по одному громкому делу, а отговорки все такие же дешевые», – написал Каныгин.

По его словам, «каждый день Аркаша рубил с плеча так лихо, что иногда становилось не по себе даже близким».

«Что уж говорить про остальных. Слова его были обидны для власти, снова объявившей о своей сакральной природе, и оскорбительны для фанатиков, ставших вдруг российским политическим мейнстримом. А в такой атмосфере тотального помешательства уже одних слов становится вполне достаточно. Слова, да такие острые, как у него, неконтролируемые вообще никак – сейчас роскошь, которую отбирают, если могут дотянуться. И вот дотянулись. Это могло быть что угодно. Месть двинутых офицеров за самолет с оркестром, за коллаж с Путиным на нюрнбергской скамье, за пресловутый «Абрамс». Ответка фанатиков [руководителя «РИА Новости Украина» Кирилла] Вышинского«, – считает Каныгин.

Он добавил, что, «в конце концов, это мог быть «подарок» кому-то».

«Произошедшее – это сигнал, как пишет один известный говнюк из «Комсомольской правды», всем, кто уехал и думал, что обеспечил себе тем самым безопасность. Наверное, говнюк прав. Только это не просто сигнал. Это террористический акт в отношении журналистского сообщества и России, и Украины. Выбрав самого искреннего, громкого и смелого, того, кто на виду, убийцы атаковали всех нас. Если можем достать дерзкого остряка Бабченко в киевском подъезде, подумайте, что можем сделать с вами остальными, говорят убийцы», – продолжил российский журналист.

Каныгин добавил, что Бабченко «любил жизнь так, как я больше не знаю кто».

«Он любил веселиться и любил шумные компании, где мог заплатить за всех и остаться без денег на такси. Полгода не выходил из дома после перелома, а потом собрался и приехал ко мне на юбилей и танцевал на костылях тверк под «Младшего лейтенанта». Научил меня водить машину, когда мне было 20, я ему еще разбил фару в каких-то промзонах между Таганкой и Автозаводской, а потом мы пили пиво у ларька. От него всегда исходили спокойствие, уверенность. На Майдане мы вместе карабкались по баррикадам, ходили вдвоем на нейтралку, и я, еще неопытный в этих делах, чувствовал, что с ним-то я в безопасности. И только потом я понял, что за спокойствием и уверенностью было на самом деле нечто другое – принятие неизбежного хода жизни, глубокое сочувствие к ней: надо делать что считаешь правильным, а дальше будь что будет», – написал Каныгин.

Он предложил сегодня, 30 мая, в Киеве, Москве и других городах в 19.00 помянуть Бабченко.

«В заведении, на улице или в онлайне, давайте будем вместе и будем говорить о нашем друге. Киевские коллеги, соберемся же хоть на Майдане. 19.00», – резюмировал Каныгин.



29 мая в работавшего в Киеве российского журналиста Бабченко стреляли в подъезде его дома. Он умер в машине «скорой».

Глава киевской полиции Андрей Крищенко сообщил, что правоохранители рассматривают профессиональную деятельность Бабченко в качестве основной версии убийства. По факту преступления полиция Киева открыла уголовное производство.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть войти в Чтобы оставить комментарий.