Главная » Новости » Оксана Чепижко: Нужна экосистема взращивания малых и средних украинских экспортеров

О поддержке малого и среднего бизнеса среди топ-чиновников и политиков сегодня не говорит разве что самый ленивый. Тема важная и актуальная для будущего миллионов украинцев.

В первую очередь экономически активных. Предпринимателей и квалифицированных работников. Ведь перед ними сегодня стоит вопрос ребром – остаться здесь или уехать. Недавно в Минэкономразвития заявили о скором открытии офиса малого и среднего предпринимательства (МСП) в качестве консультативно-совещательного органа при министерстве. Такой офис – один из пунктов реализации стратегии развития малого и среднего предпринимательства в нашей стране до 2020 года. Она была принята в мае прошлого года, а план по ее реализации – два месяца назад. То есть через год после принятия стратегии. Темпы, честно говоря, черепашьи, если учесть насколько важен этот вопрос. Но я о другом.

Так вот, данным офисом будет реализован пилотный проект по гарантированию кредитования МСП, а также создана региональная сеть центров поддержки предпринимательства. Важное и нужное и дело. Но больше меня заинтересовала сама стратегия поддержки предпринимательства, дорожная карта документа. Поскольку украинская традиция стратегического планирования предусматривает в подобных документах очень много текста, я в таких случаях всегда начинаю читать с финала. В частности, с раздела "ожидаемые результаты".

И вот первая цифра, которая обратила на себя внимание, — достичь к 2020 году 60,5% доли МСП в добавленной стоимости по расходам производства всех украинских предприятий. А в 2015 году, мол, этот показатель составлял 59%. Сначала я немного опешила, потом подумала, что это опечатка. Поднялась вверх по тексту стратегии к анализу рынка. Оказывается, нет, не опечатка. Даже наоборот. Указывается черным по белому, что мы по этому показателю опережаем соседнюю Польшу и, вы не поверите, даже ведущую экономику ЕС – Германию. Оказывается, у нас 79% всех занятых работников в стране работают в секторе малого и среднего бизнеса. А первый вице-премьер-министр экономического развития постоянно заявляет, что МСП в Украине производит более половины национального валового продукта. То есть, по его словам, мы уже являемся страной малого и среднего бизнеса.

Но почему тогда ВВП стран, где МСП играет ведущую роль, таких как Польша ($12,4 тыс.) и Германия ($41,9 тыс.) в расчете на душу населения превышает украинский показатель ($2,2 тыс.) почти в шесть и двадцать раз соответственно – в документе не указывается? Есть, конечно, в стратегии упоминание об очень низкой производительности труда украинцев, об энергозатратности производства, о том, что многие крупные игроки на рынке через сеть зарегистрированных физических лиц-предпринимателей (ФОПов) оптимизируют уплату своих налогов. Но не показан масштаб этого всего внутреннего украинского офшора. А еще это значит, что у нас нет корректных исходных данных (статистики) для решения этого уравнения. Что не можешь сосчитать – тем не можешь управлять. Кстати, это также частично признается данной стратегией.

Следовательно, мы не можем поставить перед собой стратегические амбициозные и детально просчитанные задачи по трансформации нашей отсталой и ресурсно зависимой экономики за счет увеличения в ней доли малого и среднего бизнеса. Хотя, надо отдать должное, аналитической части принятой стратегии, направление это – очевидно. Если наш внутренний рынок по данным все того же Минэкономразвития почти на 40% находится в тени и сосчитать здесь все очень трудно, то доля малого и среднего бизнеса в украинском экспорте составляет всего лишь менее 6%. Экспортные операции, как известно, преимущественно легальны, поэтому здесь статистике есть основания доверять больше. Такие предприниматели в большинстве своем цивилизованно ведут свой бизнес, имеют соответствующий банковский баланс и белую бухгалтерию. Но удельный вес таких игроков в общем котле мизерный. А, следовательно, это и есть точка приложения или вакуум, который следует заполнять предпринимательской инициативой и в первую очередь увеличивать ее долю, в частности используя зону свободной торговли с ЕС. Сюда бы и направить главные усилия правительству по поддержке предпринимательства. Создать целую экосистему взращивания малых и средних украинских экспортеров, их образовательного, информационного сопровождения и финансового стимулирования, поиска для них международных партнеров, пристального изучения внешних рынков и продвижения на них, поставив перед собой задачу существенно повысить участие МСП в формировании украинского экспорта – для начала как минимум хотя бы в два-три раза.

Тем более, что есть успешные зарубежные примеры – польский, турецкий, израильский и другие. Ничего не надо придумывать, а взять и применить. Уверена, под такие направления к нам пришли бы и иностранцы с частными инвестициями. Но в упомянутой стратегии развития малого и среднего предпринимательства от МЭРТ нет такой амбициозной задачи. В Минэкономразвития с осторожностью ожидают, что доля малого и среднего бизнеса в общем украинском экспорте к 2020 году вырастет всего лишь до 9%, то есть на 3% или в полтора раза от нынешней. При этом, почему-то, этим же документом ожидается к тому же 2020 году, что Украина попадет в топ-20 стран рейтинга Всемирного банка DOING BUSINESS.

Считаю, даже если процесс дерегуляции через два года у нас будет на высочайшем уровне, наши международные партнеры из ВБ будут смотреть не только на регуляторную базу, но и на реальный сектор экономики. Прежде всего, в части эффективности малого и среднего бизнеса в нашей стране. Его роли и доли в кредитном портфеле украинской банковской системы и в формировании национального ВВП. В том числе и влияние МСП на рост украинского ВВП за годы реформ. Большое начинается с малого. В данном случае с малого бизнеса, который в развитых странах играет ведущую роль в экономическом росте. Как по мне, это и должно стать целевой моделью для Украины.

Оксана Чепижко, Новое время

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть войти в Чтобы оставить комментарий.