Главная » Новости » Социальный лифт для одного процента населения

Государственная служба является для молодых людей если не теплым местом, то островком стабильности

В начале августа министр юстиции Украины Павел Петренко анонсировал серьезное сокращение численности государственных служащих в стране — на 30–50%. Все потому, что, по его словам, эффективность их работы по сравнению с отечественным частным сектором крайне низкая. «Государственный служащий, который получает зарплату 1200 грн., не может быть эффективным. В таких условиях он вынужден зарабатывать на жизнь теми полномочиями, которые имеет, чтобы прокормить себя и свою семью», — отметил Павел Петренко, имея в виду под «заработком полномочиями» взяточничество и другие коррупционные деяния.

О том, что госслужащие официально мало зарабатывают, известно всем. Правда, от этого армия чиновников не становилась менее многочисленной. Как сообщало Национальное агентство Украины по вопросам государственной службы, по состоянию на 1 января 2014 года общее количество госслужащих в стране составляло чуть более 335 тыс. человек. Еще почти 98 тыс. человек являлись должностными лицами местного самоуправления. Вместе они составляли почти 1% населения Украины. Примечательно, что более 75% госслужащих — это женщины. То есть профессиональная деятельность по подготовке предложений, касающихся формирования государственной политики, обеспечению ее реализации и оказанию административных услуг (так формулируется понятие государственной службы в профильном законе) в Украине всегда лежала на хрупких женских плечах. На хрупких — потому, что 48,8% всех женщин-госслужащих по состоянию на начало года были в возрасте до 35 лет, еще 27,7% — от 36 до 45 лет.

Чем же привлекали молодых людей чиновничьи кресла? Проведенный в 2011 году опрос госслужащих выявил, что почти для 60% респондентов главным мотивом поступления на службу были гарантии постоянной работы. 11% видели в ней перспективы карьерного роста и еще 11% поступили на нее в связи с возможностью заработать высокую пенсию. Примечательно, что гарантию постоянной работы как мотиватор отметили 52,38% молодых служащих (в возрастной группе 41–50 лет таких было 41,38%). 10% тридцатилетних респондентов видели в госслужбе возможность наладить связи во властных структурах. При этом ни один молодой госслужащий во время опроса не назвал свою работу престижной. Кроме того, почти 64% мужчин (и лишь чуть больше 36% женщин) считали, что для молодых людей в большинстве случаев государственная служба является временной. Кстати, по результатам опроса, проведенного в прошлом году кадровым порталом HeadHunter Украина, госслужба вошла в десятку наименее перспективных с точки зрения респондентов профессий — наряду с учителем, военнослужащим, научным работником и таксистом.

И все же до последнего времени работа в государственных структурах могла стать если не социальным лифтом, то, по крайней мере, трамплином, благодаря которому самые инициативные люди получали возможность, дождавшись удобного случая и обзаведясь нужными связями, перепрыгнуть на более перспективную должность. Кроме того, к соискателям на работу в государственных структурах всегда выдвигались менее строгие требования, чем в частных компаниях. А низкая зарплата компенсировалась относительно невысоким уровнем ответственности.

Собственно условность госслужбы как социального лифта и места для реализации личных амбиций и была тем фактором, который не позволил воплотить идею, не раз звучавшую из уст руководителей государства после «оранжевой революции», — привлечь «выпускников Гарварда» в органы госуправления. Нынче, когда анонсировано сокращение численности чиновников, у них вряд ли появится к этому энтузиазм, даже если госслужащим повысят зарплату. После революционных событий целый ряд членов Ассоциации украинских выпускников зарубежных вузов изъявили желание работать в правительстве за обычную зарплату или даже без нее, желая помочь стране. Однако этот призыв был воспринят властью сдержанно. Кроме того, даже те из «выпускников Гарварда», кого все же взяли в структуры исполнительной власти, вскоре увидели, что их энтузиазма недостаточно — быстро изменить государственную систему не получается. Да и неизвестно, госслужащие какого типа станут наиболее востребованными после переформатирования правительства, которое, очевидно, произойдет вслед за выборами в Верховную Раду, — эффективные менеджеры или тихие исполнители. Поэтому, скорее всего, мотивационный профиль чиновников в ближайшее время не претерпит изменений. 

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть войти в Чтобы оставить комментарий.